Гермес Зайготт — руководитель проекта, художник, музыкант-мультиинструменталист, активный участник как российских и зарубежных фестивалей и художественных акций. В их числе работа над постановкой оперы Монтеверди “ Вечерняя месса Деве Марии, в парижском театре Chatele, совместные выступления с первой электронной группы СССР, “Новые Композиторы” Спб., работа с Владимиром Мартыновым, над произведением Opus Prenatum, которое исполнялось совместно с струнным ансамблем п/у Татьяны Гринденко, участвовал в 5ом, 7ом и 10ом фестивале СКИФ, Спб.

Гермес имеет большой опыт сценических выступлений, один из основателей творческого объединения “Gasgolder”, на протяжении  шести лет выступал в клубе с проектом Оркестр Неизвестных Инструментов (О.Н.И.).

Он выступал с сольными звуко музыкальными префомансами в Эрмитаже, в Русском Музее,  в Третьяковской галерее, Martha Harford museum (Germany), museum Kiazma ( Finland ), играл свой собственный спектакль одного актера “Удивительное путешествие Гермеса Зайготт в Америку” и в спектакле Вани Вырыпаева “САХАР” в Театре Практика, а на Венецианском бьеннале участвовал в акции Олега Кулика, во время которой, парил в прозрачном кубе ,  веником русского акциониста №1, читая при этом великолепно переведенные на английский русские матерные частушки и ударами веников обивая музыкальный ритм.

Участвовал в создании саундтреков к фильмам “Рвы”, “Доброволец”, “Живой”, “Аммонит”, спектакль “Капитал”.  Снимался в эпизодических ролях в фильмах “Generetion P”, “Рвы”, “Живой”, “Чайный пьяница”, “Лабухи”,“Аммонит”,                                     Гермес родился в 1965, в СПб, и некоторые слушатели, в его голосе улавливают интонации  Цоя.

С 1989 по 1998 , переезжает в Америку, где он жил и обучался современному искусству и искусству звуко извлечения  в Калифорнии, чем, возможно, и объясняется сдержанность и огромная внутренняя энергетика, свойственная солисту The Doors Джиму Моррисону, человеку, который никогда не улыбался на камеру.

Гермес — прекрасный фронтмен, который умеет «держать» внимание аудитории и без излишнего актерства с полной идентификацией с текстом декламирует вечные стихи, подавая их сквозь призму своего богатого жизненного опыта.